Перевод с английского

Россия хочет быть понятой
(газета «Джапан таймз» от 20.08.2015 г.)

В то время как Украина истекает кровью, а режим санкций продолжается, Россия хочет от внешнего мира, чтобы тот пришел к ней и понял ее позицию. Для меня это означало вновь посетить страну, где я был когда-то в течение двух лет объектом преследования КГБ (тайной полиции) просто за то, что пытался выучить русский язык и узнать народ России. Однако когда мне поступило предложение встретиться и свободно пообщаться

с представителями государственной власти – в основном с руководителями департаментов МИД России, – я согласился, но поехал за свой счет.

В контексте украинского кризиса мои собеседники обеспокоены судьбой русскоговорящих меньшинств Прибалтики. В Латвии, например, говорящие на русском отнесены к категории «не-граждан», лишенных прав
на участие в выборах, использование своего языка, трудоустройство и доступ к информации. В Литве и Эстонии они сталкиваются с аналогичными ограничениями. Что касается Украины, то сейчас местному русскоговорящему населению приходится иметь дело с подъемом пронацистских, ультраправых и антироссийских движений. В МИД России говорят, что все жалобы в данной связи, которые были направлены в адрес Комиссара Совета Европы по правам человека, остаются без ответа.

Полагаю, часть этих правонарушений совершаются в отместку за антинационалистические репрессии, которым я сам был свидетелем в советскую эпоху. Мой собеседник не отрицал этого, но настаивал на том, что деяния нацистов были куда хуже. В наши дни в результате хаотичного распада СССР от 30 до 36 миллионов русских оказались по другую сторону забора.

И это не их вина. Они имеют свои права, как и все остальные.
Во времена СССР я бывал и на Украине. Помню, в ее столице Киеве и в западных областях националистические настроения также подавлялись. Но на востоке Украина была похожа на маленькую Россию. То, что в восточных областях многие приветствовали бы установление некой формы автономии, когда киевская администрация начала рушиться, было неизбежным. Бόльшая часть одного миллиона беженцев из зоны конфликта уехали не на Украину, они отправились в Россию. Несправедливо, что осуждая как акт агрессии поддержку Москвой того, что изначально походило лишь
на движение просто за некоторую степень автономии, мы воспринимаем то же самое в Каталонии, Шотландии или Квебеке как само собой разумеющееся.

Но что же будет дальше с учетом продолжающихся боев? Максимум того, что мне удалось услышать от представителя МИД, стал предсказуемый призыв к соблюдению Минских договоренностей, достигнутых в начале года, которые разделили обе стороны линией контроля. В противном случае, как мне было сказано, Киев и Донбасс сами должны договориться между собой. Но это невозможно, учитывая масштабы уже произошедшего кровопролития.

В качестве одного из решений предлагается заморозить конфликт по образцу Приднестровья, где в начале 1990-х пророссийские сепаратисты провели быструю войну с бывшей советской республикой Молдавией
и добились установления самоуправляемого государственного образования

на клочке земли между Украиной и Молдавией. Москва поддерживает Тирасполь, однако проявляет осторожность, не признавая Приднестровье в качестве независимого государства. Правительство Молдавии называет этот регион «Приднестровской автономной территориальной единицей с особым правовым статусом» – изящная формулировка, подходящая для любого решения восточноукраинской проблемы. Я задал вопрос о том, как

бы российская сторона отнеслась к такому варианту, на что мне был вновь было сказано, что Киев и Донбасс должны сами договориться друг с другом.

Москве следовало бы гораздо активнее искать решения. Чувствуется некоторая апатия: ощущение того, что раз Мать-Россия за свою историю выдержала столько нападений и кризисов, то и на этот раз она как-нибудь выкарабкается. В МИД сказали, что Россия переживет и санкции, поскольку они вынудят страну заняться производством тех товаров, которые раньше импортировались. Однако санкции в сочетании с падающими ценами на нефть и оттоком капитала могут привести к губительным циклам обесценивания
и инфляции. Тем временем, чем дольше тянется конфликт, тем сильнее «ястребы» в США и их союзники по НАТО будут наращивать военное давление, что они уже пытаются делать в Прибалтике и на Украине. Ситуация гораздо серьезнее, чем многие думают.

Для оказания давления на Китай США применяют принцип свободы морской навигации. Для давления на других Вашингтон задействует санкции, которые идут вразрез с принципами свободы торговли и финансовых операций, с таким трудом выработанных в послевоенные годы.

Крым может стать источником конфликта. Американские правовики, столь рьяно следящие за выполнением законов, теперь говорят, что даже если удастся добиться решения проблемы на Украине, действия Москвы
по отделению Крыма являются очевидным нарушением международного права, заслуживающим продолжительных санкций. Однако в таком случае
на Западе должна лежать бόльшая вина за Косово, которое было отделено от Сербии в результате бомбардировок. В Крыму же, как мне сказали, Москва исходила, главным образом, из результатов референдума.

Когда я ездил в Крым во времена СССР, он был полностью русским. Он и сейчас очень русский, хотя прикладываются серьезные усилия по «оживлению» тюркского языка живущих здесь крымских татар.

За недолгий период правления киевской власти предпринимались нерешительные попытки популяризировать украинский язык (русский
и украинский довольно похожи). Однако, по словам бывшего редактора местной газеты, продажи русскоязычной версии его издания всегда превышали показатели украиноязычной в соотношении девять к одному. Эти цифры совпадают с пророссийскими результатами референдума марта 2014 года, на которые Москва постоянно ссылается.

С юридической точки зрения у Москвы, похоже, также есть аргументы. Крым был подарен Киеву бывшим советским лидером Н.Хрущевым – украинцем по происхождению – еще в 1954 году, когда произвольные изменения границ советских республик были простым вопросом бюрократического удобства. Кроме того, как мне сказали, осуществленная
в 1954 году передача Крыма технически была незаконной, поскольку данная процедура так и не была ратифицирована Верховным советом СССР. Н.Хрущев также передал и портовый город Севастополь, хотя там базировался Черноморский флот России. Хотя бы по этим причинам можно было ожидать, что Москва попытается восстановить контроль на Крымом сразу после того, как на Украине начались столкновения.

В экспозиции Ливадийского дворца в Крыму представлен оригинальный текст Ялтинского соглашения 1945 года, по которому США, Великобритания и СССР договорились о послевоенном разделе территорий. Документ гласит: «Курильские острова будут переданы Советскому союзу». Москва

по-прежнему делает упор на это положение в качестве обоснования своего непрерывного владения двумя южными островами Курильской гряды, которые в Токио называют «северными территориями». По каким-то причинам, в России меньшее внимание уделяют тому факту, что
по предложенному США мирному Сан-Францискому договору 1951 года, Япония отказалась от всех прав и притязаний на Курильские острова и их названия (Токио заявляет, что это текст договора не распространялся на эти два южных острова).

Создается впечатление, что для МИД России премьер-министр Японии С.Абэ – его личность, политические перспективы и т.д., – интересен, однако очевидно, что его готовность следовать введенным Вашингтоном санкциям вызывает во внешнеполитическом ведомстве недовольство. В МИД России говорят, что Президент России В.В.Путин, по-видимому, совершит обещанный визит в Японию, но скорее в следующем году, чем в текущем. Здесь также подтвердили сообщения японских СМИ о том, что С.Яти – стратег из окружения С.Абэ – действительно посетил Москву в прошлом году и сделал довольно странное предложение о разделе спорных островов по формуле
«50 на 50» (сам С.Яти отрицает это).

В МИД России мне также поведали об одном японском лидере, который и вовсе заявил: «Россия большая, а Япония маленькая, поэтому верните нам острова». Мои собеседники сказали, что у японцев отсутствует понимание того, что Россия ни при каких обстоятельствах не откажется от территорий, приобретенных по итогам Второй мировой войны. Подобный прецедент был бы слишком опасным.
Я также получил весьма эмоциональное опровержение обвинений в том, что сбитый в июле 2014 года малазийский «Боинг» MH17 – дело рук пророссийских сепаратистов. По словам мидовцев, этот инцидент был частью украинского плана по настраиванию мировой общественности против России. Дипломаты указывают на пулевые отверстия в корпусе кабины пилота, которые многие из нас видели в первых телерепортажах с места трагедии,
и которые наблюдатель миссии ОБСЕ М.Бочуркив назвал доказательством того, что причиной крушения самолета стал не ракетный обстрел, а с использованием стрелкового оружия.

Мне сказали, что украинские авиадиспетчеры продолжают отказываться от обнародования записи переговоров авиадиспетчеров (с капитаном воздушного судна), а российская сторона обнародовала показатели радаров, указывающие на то, что два украинских истребителя вылетели навстречу авиалайнеру. Собеседники говорят, что является подозрительным требование украинской авиадиспетчерской службы к пилотам самолета изменить курс

на 320 километров к северу, в воздушное пространство зоны конфликта, что было задумано с тем, чтобы в запланированном крушении авиалайнера обвинили пророссийских сепаратистов. По словам дипломатов, Великобритания по-прежнему не предоставляет информацию о записях «черных ящиков». В Москве задаются вопросом, почему украинская сторона отказалась собрать обломки фюзеляжа, что является стандартной практикой при авиакатастрофах. В МИД России надеются, что все эти данные будут обнародованы в октябре, когда международный комитет по расследованию происшествия представит свой итоговый доклад. Однако, вне всяких сомнений, у Украины будет своя версия случившегося.
Все это наводит на мысль о том, что зачастую российская сторона слишком медлительна и неповоротлива в донесении до мира своей части истории. Профессионально работающий телеканал «Russia Today» обладает потенциалом для изменения ситуации, но до сих пор не имеет достаточного охвата и, наверное, полного доверия аудитории. В МИД России согласны

с тем, что если Россия хочет понимания, необходимо прилагать больше усилий в плане приглашения авторитетных личностей, формирующих общественное мнение, и организации для них встреч с представителями власти, как это получилось у меня. Также необходимо как-то реагировать на сообщения

о вездесущей коррупции в высших эшелонах власти. Сегодня над образом современной России по-прежнему довлеет образ Советского Союза, именно поэтому российская версия ситуации на Украине, присоединения Крыма и крушения борта MH17 встречает так мало внимания на Западе, хотя они этого заслуживают.